Первая страница.



Этот сайт обслуживается на хостинге от компании RU-CENTER
    Благодарим Вас за то, что решили воспользоваться услугами нашей компании!
Вам предоставлена услуга виртуального хостинга. Настройку услуги вы можете произвести через Панель Управления, а также в разделе "Для клиентов"/"Услуги"/"Просмотр и изменение данных" на сайте www.nic.ru.


регистрация доменов, хостинг, почта
Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)
Написал izhiza.com   
12.10.2008

Епископ Ижевский Синезий 
В 2007 году 27 сентября исполнилось ровно 70 лет со дня мученической кончины епископа Ижевского Синезия (Зарубина), чья бескомпромиссность в отстаивании правды Божией и исповедническое поведение на следствии после ареста органами НКВД дают серьезные основания говорить о возможности его прославления в лике святых новомучеников и исповедников Российских.

Епископ Синезий (в миру Сергей Григорьевич Зарубин) родился 20 августа 1886 года в деревне Панино (после Великой Отечественной войны называлась Марьинка) Салтыковской волости Бронницкого уезда Московской губернии. Будущий Ижевский епископ родился в благочестивой и православной, крестьянской семье Григория и Елизаветы Гавриловны Зарубиных.

Всего у Зарубиных было четверо детей: Сергей, Ольга, Елизавета и Савва. Сергей был старшим. После рождения младшего сына Саввы отец ушел в Москву на заработки и не вернулся (видимо, умер или трагически погиб). Воспитывать детей помогали родственники отца. Всю свою юность Сергей находился под непосредственным воздействием своего дяди по отцу – иеромонаха Саввы. В результате этого влияния, ко времени выхода на самостоятельную жизнь Сергей, как он писал впоследствии, будучи епископом, «полагал уже, что без Бога жить нельзя и жизни быть не может». На религиозные убеждения будущего исповедника, по его собственным словам, сильно повлияли также читанные им во множестве жития святых, их подвиги, мученичество, самоотверженность и храбрость ради Христа. Многие из них, будучи сверстниками молодого Сергея Зарубина, вызывали в нем сильнейшее желание подобно им жить и пострадать за правду, за веру в Бога.

Сергей Зарубин, будущий еп. Синезий 

Немалое влияние оказала на Сергея и его тетя, также занимавшаяся его воспитанием. Она была единоверкой (единоверцы – старообрядцы, воссоединившиеся со времени Павла I с Православной Церковью при условии сохранения ими старых обрядов), и от нее будущий исповедник усвоил любовь старообрядческой форме богослужения единоверцев, к их «молениям, поступкам и всему внешне красивому укладу», настолько, что впоследствии епископ Синезий писал: «Моя постоянная тяга к ним, как к цельным и крепким натурам по духу, была постоянна». Любовь к старообрядческой форме православного богослужения, как писал впоследствии владыка Синезий, «скреплялась и прививаемою нам преподавателями искусств любовью к старине, к ея музейности, к исторической ценности…».

Сергей поступил в специальное техническое художественное училище в Москве (в советское время им. Баумана). Любовь к изобразительному и театрально-сценическому искусству, которая в нем была и ранее, в эту пору еще более развилась. Он слушал в Москве выступления Шаляпина и Собинова в Художественном театре, посещал выставки Репина, Коровина и других знаменитостей его детства и увлекательной юности.

По окончании училища, в 1906-1917 годах он преподавал в среднем ремесленном техническом училище г. Иркутска. После провозглашения новой властью Декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, когда школьное воспитание было объявлено безбожным и безрелигиозным, Сергей Григорьевич счел для себя невозможным продолжать преподавательскую деятельность. Нравственные начала новой власти были для него совершенно чужды. Он считал, что все принципы нравственности, лучшие возвышенные идеалы неразрывно связаны с религией и с Богом и без Бога нравственности нет и быть не может. Поэтому Сергей Григорьевич всецело посвятил себя служению Богу и Церкви. Как он писал - «ушел туда, где еще предоставлялась возможность проявления личной свободы и на что коммунизм, как теория, не проявлял своих притязаний и провозгласил полное невмешательство в церковно-религиозную жизнь, которая с детства была мне хорошо знакома и любима – как по глубине и чистоте религиозных принципов, так и по форме, где я усматривал искусство и в быте, и в одежде… и во всех ритуалах и форме христианских Таинств».

В этом же 1917 году Сергей Григорьевич был рукоположен в священный сан. Перед этим, видимо, был пострижен в монашество с именем Синезий. С 1 января 1918 года он участвовал в работе Поместного Собора Русской Церкви. Впоследствии служил в Омске, Тюмени, опять в Омске.

В Омске 4 октября 1922 года он был арестован по обвинению в «контрреволюционной агитации», но через месяц, 1 ноября, был освобожден из-под стражи. Дело было прекращено.

Епископ Синезий 

Примерно в это же время о. Синезий долгое время служил в многочисленном, единоверческом приходе г. Тюмени. Единоверцы настолько доверяли ему, что избрали его в 1923 году кандидатом от одиннадцати единоверческих благочиний для посвящения в единоверческого епископа. Впоследствии в 1928 году, когда о. Синезий был уже епископом, виднейшие представители старообрядчества (австрийского толка) вели с ним усиленные переговоры и постоянные свидания на предмет приглашения еп. Синезия для служения у них. Сам епископ Синезий изъявлял на это согласие, если будет на это благословение Священного Синода Московской Патриархии.

В 1923 году о. Синезий был переведен в Коломну. В 1923-1926 годах он был архимандритом Спасо-Голутвина монастыря в Коломне. 13 июня 1926 он был рукоположен во епископа Острогожского, викария Воронежской епархии. Известно, что в его рукоположении участвовал епископ Василий (Дохтуров). В этом же году он был переименован в епископа Уразовского, викария той же епархии. С декабря 1926 он епископ Колымский, викарий Якутской епархии. Позднее - епископ Якутский и Вилюйский. Служить ему приходилось в эту пору на Крайнем Севере, у берегов Ледовитого океана среди тунгусов. Сохранилась фотография, как он 25 июня 1927 года освящает закладку нового храма в селении Куман Сурит в окружении тунгусов в праздничных одеждах.

29 июля 1927 года заместитель Патриаршего местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский), управлявший в то время Православной Церковью, издал т. н. «Декларацию» о лояльности к Советской власти. Многие архиереи, священники и миряне находили, что в ней выражение лояльности настолько сильно, что ставит Церковь в подчиненное к богоборческой власти положение, ведет к одобрению Церковью действий этой власти. Одним из них был Виктор (Островидов), епископ Ижевский и Вотский. Он отослал «Декларацию» обратно митрополиту Сергию, не огласив ее в храмах своей епархии, а в дальнейшем вышел из подчинения ему, «как предавшему интересы Церкви».

Епископ Синезий тоже критически относился к «Декларации» митрополита Сергия. После ее публикации в печати в конце июля 1927 года епископ Синезий лично высказал митрополиту Сергию свое с ним расхождение в понимании лояльности. Епископ Синезий считал, что «Декларацией» Церковь слишком вовлекается в область мирской власти, между тем, по мнению епископа Синезия, «интересы гражданские (как мирские) несовместимы с учением православной религии, строго разграничивающей «Божие Богови». Обозначение своего расхождения с митрополитом Сергием епископ Синезий считал «достаточным для своей совести на предмет моих дальнейших служений и взаимоотношений с ним, как Патриаршим местоблюстителем, и им сделанное очередное назначение на дальнейшее мое служение я считал и его согласием на мои убеждения».

Еп. Синезий и духовенство 
12 декабря 1928 года епископ Синезий был переведен на Ижевскую кафедру. Советская власть, наряду с репрессивными мерами, пыталась экономически задушить Церковь. Для этого облагала храмы настолько большими страховыми налогами, что общины не могли содержать здания храмов, священники и члены приходских советов облагались непомерно большими налогами или трудовой повинностью без учета возраста и состояния здоровья. Доходы духовенства при обложении налогом высчитывались произвольно. На епископа Синезия в начале 1929 года было начислено 10300 руб. подоходного налога и после этого еще больше 7000 руб. в качестве «аванса» на будущий год.

15 февраля 1930 года митрополит Сергий дал интервью представителям советской печати, которое на следующий день было опубликовано в «Известиях». В интервью он заявил: «Гонения на религию в СССР никогда не было, и нет… Репрессии, осуществляемые Советским правительством в отношении верующих и священнослужителей, применяются к ним отнюдь не за их религиозные убеждения, а в общем порядке, как и к другим гражданам за разные противоправительственные деяния…

К сожалению, даже до сего времени некоторые из нас не могут понять, что к старому нет возврата, и продолжают вести себя, как политические противники Советского государства».

После этого заявления митрополита Сергия епископ Ижевский Синезий счел для себя невозможным находиться в подчинении ему и послал ему «и его Синоду свой отказ в молитвенном с ним общении и сослужении, а также от звания и титулования «Ижевским и Вотским», отнюдь не отказываясь от своих прав православного епископа». «Моя ориентация, - заявлял следствию в Ижевской тюрьме в 1931 году епископ Синезий, - прежний, постоянный староцерковник, мой глава – глава законныя церкви, не мудрствующая лукаво и не раскланивающаяся «семо и овамо» - Местоблюститель Патриарший Петр, Митрополит Крутицкий».

В рапорте митрополиту Сергию за № 421 епископ Синезий писал, что с 19 февраля 1930 года он прекратил управление Ижевской епархией. В ответ митрополит Сергий и временный при нем Священный Синод указом № 21 от 26.02.1930 постановили: «Епископа Синезия уволить от управления епархией на покой и иметь в будущем. Временное управление Вотской епархией поручить Преосвященному Нолинскому Георгию».

 Еп. Синезий
Некоторое время в Успенской церкви г. Ижевска епископа Синезия не поминали. В конце февраля – начале марта 1930 года церковно-приходской совет Успенской церкви пригласил епископа Синезия для служения в их храме. Владыка заявил им, что он отошел от митрополита Сергия и не поминает его. Церковно-приходской совет Успенской церкви Ижевска все же пригласил епископа Синезия, и он служил вечерню 2 марта 1930 года. С владыкой служили священник Павел Мезрин и диакон Григорий Остроумов. После этого епископ Синезий продолжительное время служил в Успенской церкви по воскресным и праздничным дням.

На вопрос благочинного Ижевска священника Иоанна Стерхова к епископу Синезию о причинах его отделения от митр. Сергия, Синезий ответил (в изложении священника И. Стерхова): «…видели, что пишет митрополит Сергий? У нас в епархии духовенство разуто и раздето, церкви закрываются, духовенство обкладывается непомерными налогами, арестовывается и высылается, а он пишет: «нет, и не было никакого гонения на Церковь». Что за ложь! Я его больше двух лет защищал в глазах верующих после его декларации, выпущенной в июле 1927 года, а теперь уж после такой лжи и обмана, помещенной им в интервью, я с ним порываю всякую связь и прекращаю с ним молитвенное общение» .

О. Иоанн сообщил об этом митрополиту Сергию, который командировал в Ижевск епископа Нолинского Георгия (Анисимова) для увещевания епископа Синезия. Увещания эти не имели успеха. После встречи с епископом Георгием владыка Синезий уехал в Москву еще до отъезда епископа Георгия из Ижевска.

В это время, в первых числах мая 1930 года, церковно-приходской совет Успенской церкви Ижевска на общем собрании постановил не поминать митрополита Сергия, признав своим главой епископа Синезия и послав это решение епископу Синезию в Москву.

2 мая 1930 года определением Патриархии за № 79 было постановлено: «Предложить Преосвященному Синезию, бывшему Ижевскому, представить в Патриархию в двухнедельный срок, в объяснение раздорнической его деятельности, ответ на следующие вопросы: 1) считает ли себя Преосвященный состоящим в каноническом общении с Зам. Патр. Местоблюстителя и при нем Патр. Свящ. Синодом, признавая их православными, а не обновленцами; 2) выпустил ли и какое воззвание против Патр. Заместителя; 3) по какому разрешению служит, по увольнении на покой, в Успенской г. Ижевска церкви со священником Павлом Мезриным и диаконом Гр. Остроумовым, производя своею раздорнической деятельностию соблазн среди духовенства и верующих г. Ижевска.

Впредь до представления Преосвященным Синезием ответов на указанные вопросы воспретить ему священнослужение; в случае неполучения от него ответов в двухнедельный срок, иметь о нем особое суждение».

Телеграммой от 19 мая 1930 года епископ Синезий сообщил в Патриархию, что запрещению, наложенному на него Патриархией, он подчинился, однако о том, что последуют от него дальнейшие объяснения, не упомянул. После этого епископ Синезий долгое время не служил, а только ходил в церковь молиться и пел на клиросе, чем вызвал к себе сочувствие многих прихожан.

Епископ Нолинский Георгий, назначенный митрополитом Сергием временным управляющим Вотско-Ижевской епархией, в своих докладах от 20.05.1930 № 251 и от 23.05.1930 № 270 сообщал, что «им вполне установлена раздорническая деятельность и факт отхода от Зам. Патр. Местобюстителя запрещенного в священнослужении епископа Синезия (Зарубина)».

4 июня 1930 года определением Патриархии за № 103 было постановлено: «В виду того, что еп. Синезий спрашивавшему его Преосвященному Нолинскому определенно заявил о разрыве общения с Заместителем и в указанный срок объяснений в Патриархию не представил, еп. Синезия (Зарубина), за нарушение Апост. Пр. 34 и 31; Двукр. 13 и 15 и аналогичных, предать суду православных архиереев, оставив его под запрещением впредь до раскаяния или постановления о нем суда, о чем и послать указы Преосвященному Ижевскому для объявления епископу Синезию, Ижевскому духовенству и пастве, уведомив указами и прочих Преосвященных».

В июне-июле 1930 года епископ Синезий ездил в Ленинград, где 21 июля он встречался с митрополитом Иосифом (Петровых). Митрополит Иосиф, епископ Нарвский Сергий (Дружинин), епископ Олонецкий Василий (Дохтуров) после опубликования митрополитом Сергием «Декларации» порвали с ним молитвенное общение и вышли из подчинения ему.

Епископ Ижевский Синезий 
Пробыл епископ Синезий в Ленинграде около трех недель. Владыка ездил в Ленинград и встречался там с епископом Нарвским Сергием, епископом Олонецким Василием (в начале 1930 года) и с митрополитом Иосифом (Петровых), чтобы определиться в своих дальнейших действиях по отделении от митрополита Сергия. У них он хотел, в частности, выяснить, «имеет ли место их служение и пребывание на кафедре после расхождения с митрополитом Сергием».

Выяснив, что они легально служат, не поминая митрополита Сергия, и увидев, что в Ленинграде иосифлянские храмы (т.е. храмы, в которых служило духовенство, подчинявшееся митрополиту Иосифу и не поминавшее митрополита Сергия) переполнены молящимися, епископ Синезий по возвращении в Ижевск из Ленинграда приступил к служению в Троицкой, а затем в Успенской церквях Ижевска.

Известно, что епископа Синезия после его разрыва с митрополитом Сергием признавали своим духовным главой, помимо Успенской и Троицкой (согласно решению приходской общины от 10.06.1930) церквей Ижевска, церкви села Сосновки Шарканского района (с декабря 1930 года, настоятель - иеромонах Пимен (Вахрушев)), села Завьялова (священники Иосиф Дегтярев и Василий Помосов), села Зюзина Дебесского района (с февраля 1931 года, священник Михаил Кожевников) и другие, всего 15 приходов в Ижевской епархии. Под его духовным окормлением находилось также 47 приходов Яранской епископии, 16 приходов Вятской епархии, 8 приходов в Вятско-Ветлужском крае, 10 приходов Уральской области и два прихода в Московской области. Из Яранской, Котельнической епископий и из других мест к нему приезжали представители приходов с прошениями принять их в его ведение и о рукоположении. Единоверцы из Ильинской единоверческой церкви Ижевска также настоятельно просили епископа Синезия принять их в его ведение. В самой Ижевской епархии епископ Синезий пользовался большим авторитетом среди простых верующих, в том числе и среди удмуртов.

24 мая 1931 года епископ Синезий был арестован сотрудниками ОГПУ в Ижевске у себя на квартире, где с ним жила его престарелая мать (умерла в 1944 году в Москве, где жила ее дочь - сестра епископа Синезия