Статьи по теме

Статистика сайта

Участников: 1
Новостей: 738
Ссылок: 6

Designed by:
SiteGround web hosting A. Chourakof
ГлавнаяНовостиСсылкиКонтакты
Первая страница.



Этот сайт обслуживается на хостинге от компании RU-CENTER
    Благодарим Вас за то, что решили воспользоваться услугами нашей компании!
Вам предоставлена услуга виртуального хостинга. Настройку услуги вы можете произвести через Панель Управления, а также в разделе "Для клиентов"/"Услуги"/"Просмотр и изменение данных" на сайте www.nic.ru.


регистрация доменов, хостинг, почта
«Есть благословение!» История Мало-Дивеевского монастыря Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал izhiza.com   
22.01.2010

В селе Норье состоялись торжестваМитрополит Ижевский и Удмуртский Николай дал интервью настоятельнице Мало-Дивеевского Серафимовского женского монастыря, монахине Зое.

 - Владыка, расскажите об истории создания монастыря.

- Промыслительно это было. Когда я был в Америке – был в одном монастыре. После революции в России все закрыли, порасстреливали всех. А многие еле унесли ноги отсюда. Километров 80 от Нью-Йорка они нашли местечко и организовали монастырь в честь преподобного Серафима и назвали его Ново-Дивеево. Так до сегодняшнего дня он и есть. Но монахинь там мало. Монастырь рядом с кладбищем. Монахини охраняют это кладбище, которое связывает русских людей. Там захоронено много старых русских эмигрантов. Народ туда едет. И вот, когда я служил в Канаде (в 1987 году Владыка был назначен Управляющим Патриаршими приходами в Канаде с возведением в сан Архиепископа. – Прим ред.), я туда ездил, в Ново-Дивеево. Мне очень там понравилось, благодатное место.

А когда приехал сюда, в Удмуртию, заметил, что часто верующие берут благословение поехать в Дивеево, к преподобному Серафиму. Когда хотели мы открыть монастырь преподобного Серафима в Русском Пычасе, задумались – как его назвать. Я написал ходатайство в Священный Синод – благословите и утвердите открытие монастыря преподобного Серафима. И как его назвать? Я рассказал Святейшему и Священному Синоду, что Ново-Дивеево есть, что когда я нес в Америке послушание, был там.

Когда решали в Америке, как назвать монастырь – было два названия: Мало-Дивеево или Ново-Дивеево. Решили назвать Ново-Дивеево. У меня есть этот документ, который я показал Священному Синоду. В истории таких монастырей больше нет. Так вот, Святейший Патриарх Алексий предложил назвать монастырь в Удмуртии Мало-Дивеево. С тех пор у нас есть благословение и резолюция Священного Синода.

Сперва монастырь открыли в Пычасе – а там горка. Как в эту горку будут старухи подниматься? В Пычасе даже крестный ход невозможно было совершить.

Благословение есть, и я ездил везде и смотрел, где построить монастырь.

Тогда же по нашему ходатайству нам стали возвращать храм в Норье. Назначили туда о. Бориса, который сейчас в Уроме служит. Там кругом все в колючках, в церковном доме – библиотека. Напротив – сельсовет. Нам очень неохотно все отдавали.

В будние дни я туда ездил, смотрел место в Норье. У храма, до алтаря был огород у сельского учителя. Справа от храма все в бурьянах и колючках. В том месте, где сейчас ворота монастыря, был дом одного деда. К храму можно было попасть по коридорчику из забора с колючей проволокой.

Потом я узнал резонанс, который пошел по Норье после моих поездок туда, мол «что он тут ходит, лазит, ноги ему переломать, напугать его надо». Действительно, все соседи были против монастыря. Беда. Грозились храм сжечь! И я стал думать, что не надо туда ездить. Думал, если заселить сюда монахов, так им головы поотрывают. Стал искать другое место под монастырь. Наметил еще два прихода.

И вот как-то вижу сон – я в этих бурьянах стою и вижу иконочку, хорошую такую, преподобного Серафима, взял ее в руки. И вдруг мне кто-то говорит: «Не трогайте, это икона преподобного Серафима, она тут должна быть». Поехал я на это место в Норью. Ходил, ходил, а в уме все этот сон разгадываю. Пришел на то место, которое видел во сне, и действительно нашел там маленькую иконку. Иконка уже вся облезла от дождей. И я подумал, что все же есть благословение преподобного Серафима на этот монастырь.

Я к учителю, у которого огород у алтаря. А он, удивительно, идет на контакт. Совсем другое дело. До этого все говорили – пошел отсюда.

Мы не претендовали, чтобы епархии просто отдали церковное место. Никто не виноват, что они тут живут, они не захватывали эти земли. Все уже ушло в прошлое. А ведь люди там построились, живут. Чтобы нам отдать - и речи не было. Мы предложили им продать эти участки. И люди согласились.

У нас была одна старушка, строителем была – Зоя Трофимовна. Верующая, я ее в храме часто видел. Обратился к ней. Говорил, что хотим построить монастырь, а вся территория церковная вокруг теперь не наша, ее нужно приобретать. Но и купить мы были не в состоянии, ничего не было, никаких денег. А хозяин усадьбы, директор сельской школы, хотел квартиру в Ижевске.

Старушка туда поехала, посмотрела, сама поговорила с хозяевами.

Потом Зоя Трофимовна спрашивает у меня, неужели вы там будете что-то делать. Ведь там ничего нет, храм – коробка без штукатурки, кругом – заборы. Да, сказал я, мы будем стараться там сделать монастырь.

Тогда она выбрала для директора школы такую квартиру, которую он потребовал – и район, и этаж.

Запомните эту старушку - Зоя Трофимовна, я всегда за нее молюсь.

Потом мы говорили с дедом, у которого усадьба занимала вход ко храму. Где сейчас построен монастырский корпус – все была территория его огорода.

Мы спросили, сколько ты хочешь денег. Он назвал баснословную по тем временам сумму. Я обратился к благодетелям и к той же Зое Трофимовне. Они съездили к этому деду, посмотрели, поговорили с ним. Как они там договорились, я уже не знаю. Нам уже только передали документы на эту землю и дом, который он начал строить. И мы сразу стали копать под фундамент корпуса. После дед этот оттуда уехал, ему тоже квартиру купили.

Начали восстанавливать храм, начали строить новый корпус для монахинь. А жили в том доме, который начал строить дед. Мы его достроили, и там первое время жили монахини. С этого и начался монастырь.

Воодушевила меня эта иконочка в траве, этот сон. Значит есть благословение преподобного Серафима. Я в это поверил и стал заниматься монастырем. И слава Богу, это сейчас наше местечко - законное. Вот такая история. Никто не верил, что будет монастырь.

Святыня монастыря- Владыка, расскажите об иконе преподобного Серафима Саровского, которую благословил Святейший Патриарх.

- Да, есть такая икона, аналойная. Я рассказал эту историю про свой сон, про икону - Святейшему, и он благословил икону в монастырь.

- Есть еще одна икона преподобного Серафима, которая стоит в храме у иконостаса.

- Эту икону принесли первой, когда мы открыли Александро-Невский Собор. Принесли и сказали, что эта икона из Дивеево. Эту икону в 20-х годах, когда закрыли Дивеевский монастырь, выкупили и спрятали. А потом (люди-то перемещаются с места на место), родственники тех, кто прятал икону, приехали сюда жить, работали на «Ижмаше». Передали они эту икону епархии, когда мы стали восстанавливать Александро-Невский Собор.

Нам рассказали, как прятали эту икону - в колодцах, в бочках, закапывали в огороде. И она уцелела такой, какой была. Эта икона очень почитаема у нас. А когда мы открыли монастырь в Норье – перевезли туда. Матушка игуменья из Дивеево это знает. Лет 8 назад матушки из Дивеево приезжали сюда посмотреть эту икону. Мы еще тогда вокруг всего Ижевска ее пронесли, а потом крестным ходом икона была доставлена в Норью. Вот такая история. Мы верили, что есть благословение преподобного Серафима – монастырь будет!

Святыни монастыря- Владыка, расскажите про Кремлевскую икону.

- Это тоже чудесное явление, что эта икона у нас находится. Не меньше 8 лет назад таможенники эту икону изъяли у прохвостов, которые хотели вывезти икону заграницу. В Америке коллекционеры давали за икону 60 тысяч долларов. На таможне поняли, что это за икона, она с мощами. На таможне тоже не были заинтересованы, чтобы вернуть иконы Церкви. Захотели икону сплавить налево, припрятали, а потом продали за 25 тысяч долларов.

А те люди, которые купили эту икону у таможенников, тоже догадались, что это за икона, что она Кремлевская, с мощами. Ведь ее не спрячешь, а еще и отобрать могут, если узнают. Это известная икона. Они решили отдать эту икону так, чтобы никто не знал о деньгах, которые были заплачены. Мне рассказали так – взяли они календарь, стали искать там архиереев, и решили отдать эту икону мне. Об этом знал и Святейший Патриарх.

Помню, были какие-то торжества в Москве лет 5 назад. В Храме Христа Спасителя Президент Путин передавал чтимую икону Святейшему Патриарху Алексию из Третьяковской галереи. Мы, архиереи, стоим рядом. Святейший благодарит Президента и говорит, что еще одна икона из Кремлевских Соборов есть у Владыки Николая.

Пока об этом молчок. Но об этом знал Святейший Патриарх Алексий, знает и нынешний Патриарх Кирилл. Может быть, даст Бог, она у нас и останется. Я был в Соборах Кремля и видел это место, откуда эта икона. Там стоит точно такая же, написанная в XX веке, но без мощей.

- Владыка, расскажите историю об Антиминсе.

- В 1948 году, после войны, как только образовалось государство Израиль, первым послом от Израиля в Советском Союзе была Голда Меир. Когда я служил в Иерусалиме, я застал ее, она тогда была главой правительства Израиля.

Тогда, в 48-м году, Святейший Патриарх Алексий I впервые за всю историю СССР поехал на Святую землю. Служил он в Гефсиманском саду в храме Марии Магдалины и там же освятил Антиминс. В те времена уже были враждебные отношения к нашей Церкви из Союза. Нас называли большевиками, безбожниками, красной большевицкой Церковью. Антиминс этот сняли с алтаря и - в ризницу. Тогда была еще одна история. Одна из стареньких монахинь подошла к Святейшему под благословение, когда он служил на Гробе Господнем во время своей поездки в Иерусалим. Она знала его, когда он служил епископом Новгородским. А когда эта монахиня скончалась, то ее похоронили за оградой православного кладбища – за то, что она взяла благословение у «красного» Патриарха.

В 70-е годы Зарубежную Церковь возглавлял Митрополит Филарет, я хорошо был с ним знаком, у меня были хорошие с ним отношения, несмотря на то, что все еще было общее враждебное отношение между Церквами.

Инкогнито я встречался с зарубежниками - с монахами, с архимандритами. Был такой Нектарий, старец Божий, жил в Гефсимании, а умер на Елеоне. Тогда он был уже очень стар и болен, ходить в храм на Гроб Господень уже не мог. Общались мы с ним через монахинь и договорились о встрече – где и как меня встретят. То, что нас называли «красными», враждовали – это было внешнее. А на самом деле потихоньку надеялись, как бы дожить до того, когда Церковь воссоединится.

Так вот. Антиминс подписан Патриархом Алексием - в ризнице, я это уже знал. Тогда я застал еще в Гефсимании игуменью Тамару, родную племянницу Императора Николая, ей уже было 96 лет. Матушка Тамара очень почитала Патриарха Алексия I, она ему связала четки, но не смогла передать. Эти четки она отдала мне. Про Антиминс она знать ничего не знала. Я ей все рассказал, и сказал, что хочу этот Антиминс получить. Тут еще находилась ее келейница, я рассказал про Антиминс и келейнице. Они взяли Антиминс из ризницы и передали его мне.

Этот Антиминс я хранил. Промыслительно подписан и освящен на престоле храма Марии Магдалины в Гефсимании на Святой Земле. Это – Святыня! Я возил его с собой – в Канаду, в Антиохию, и нигде не было особого расположения, чтобы я где-то в храме его оставил. И так я его везде возил и сюда привез.

Когда мы организовали келейный храм в Норье, я понял, что это святыня для этого храма. Я все это время молился, чтобы Господь открыл, внушил – куда эту святыню. Вот такая история. И тут пришло время – и на это есть благословение.

- До освящения престола храма Петра и Павла там служил о. Борис?

- До этого времени было так. Храм нам передали, но 85% активных людей в Норье были против. Отец Борис там временно служил, но там даже место на престол было не похоже – какой то бесформенный стол. А в 2001-м мы уже все освятили, установили святые мощи. Я знал всю обстановку в этом селе и не верил, что мы это удержим.

- Здание, которое слева при входе в монастырь. Что это было до революции?

- Там была раньше церковно-приходская школа. А где сейчас священнический дом – раньше там тоже жил священник.

Сложно было с монастырем, я только тогда окреп мыслью о монастыре, когда увидел сон с иконочкой. Все теперь в порядке. Действовать, вперед и с песней! Есть благословение!

Записал Александр Чураков
 
След. >