Статьи по теме

Статистика сайта

Участников: 1
Новостей: 738
Ссылок: 6

Designed by:
SiteGround web hosting A. Chourakof
ГлавнаяНовостиСсылкиКонтакты
Первая страница.



Этот сайт обслуживается на хостинге от компании RU-CENTER
    Благодарим Вас за то, что решили воспользоваться услугами нашей компании!
Вам предоставлена услуга виртуального хостинга. Настройку услуги вы можете произвести через Панель Управления, а также в разделе "Для клиентов"/"Услуги"/"Просмотр и изменение данных" на сайте www.nic.ru.


регистрация доменов, хостинг, почта
В этих стенах был крещен П. И. Чайковский Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал izhiza.com   
28.04.2009
Время над вечностью не властно

Рассказ о Благовещенском соборе - исторической святыне Воткинска.

Построен он в период с 1816 по 1839 год по проекту петербургского архитектора А.И.Постникова при участии другого коренного петербуржца В.Н.Петенкина, создателя лучших зданий Воткинска. Архитектор Постников точно повторил в колокольне Собора ритмический строй и силуэт колокольни Крестовоздвиженской церкви в северной столице (1812).

В советские годы Собор был превращен в «Дом культуры» и изменен до неузнаваемости, разрушен купол, алтарь, входная группа, колонны заложены кирпичом. 
С большими трудностями проходила передача здания храма Церкви. Власти не хотели отдавать добротное здание законным владельцам.
Лишь только 2 августа 2001 года Архиепископ Ижевский и Удмуртский Николай совершил в Благовещенском Соборе первое богослужение.  В 2004 году был восстановлен придел во имя Владимирской иконы Божией Матери. По благословению Владыки Николая прихожане соборно начали ремонт пещерного храма. К 2009 году построен главный купол Собора и восстановлен алтарь.

Небесный покров над Воткинском. Во имя Димитрия Ростовского

Русские пришли в эти края в XII веке, И вот уже распаханы поля, курится дымок над избами, растут деревни: Паздеры, Степаново, Конанок. Через четыреста лет здесь появились первые удмурты. Шли они со среднего течения Вятки. Русские православные доброжелательно относились к другим национальностям и другим религиям. Постепенно и удмурты стали принимать христианство,
Шло время. Жизнь текла мирно и спокойно. Наступил 1757 год. Вряд ли кто-то из местных жителей обратил внимание, что в тайге возле реки Вотки бродят пришлые люди. Мало ли кто здесь проходит. У всех дела. Но скоро по окрестным деревням прошел слух: собирают народ на строительство завода. Обещают, что за тех, кто согласится поработать зиму, государство заплатит подушную подать. Что ж, зимой можно и на заработки податься. Несколько тысяч крестьян взяли в руки топоры и лопаты. Работа закипела. А следующим летом красавец пруд уже плескался у новенькой плотины. Заканчивалось возведение кричной фабрики. На высоком левом берегу Вотки стояли дома ста сорока четырех переселенцев из Рождественской волости (она находилась на том месте, где сейчас город Набережные Челны), которых управляющий А.С.Москвин выбрал в мастеровые. Строители поселились за рекой.
4 октября (по старому стилю) 1759 года. Этого дня ждали с нетерпением: готовилось освящение Вотки некого завода. С утра мастеровые и строители в праздничном платье степенно отправились на плотину. Приехали священники Казанской епархии (в то время наша земля была приписана к Казанской губернии) с большой иконой святителя Ростовского Димитрия. Святой Димитрий совсем недавно был канонизирован, и в этот день праздновалось обретение его мощей. Поэтому строители пожелали, чтобы завод был освящен в его честь. Торжественно отслужили молебен, икону водрузили в одной из фабрик, и два кричных молота мерными ударами начали отсчет времени жизни новорожденного завода.
В декабре управитель А.С.Москвин подал преосвященному Гавриилу епископу Казанскому прошение благословить сооружение в Воткинском заводе деревянной церкви во имя новоявленного святого Димитрия, Ростовского чудотворца, и дать священника. Церковь, для которой выбрали самое лучшее место в поселке: на берегу пруда, напротив заводской управы, построили на деньги графа Шувалова всего за девять месяцев. Легкая и изящная, она была словно жемчужина в обрамлении синих вод и зеленых лесов. 4 октября (по старому стилю) 1760 года, опять в день обретения мощей святителя Димитрия, храм освятили. До революции эта дата считалась днем основания завода, а поселок хотели назвать Димитровское. Даже сохранилась карта, на которой он помечен именно так. Однако в официальных документах поселок долгое время отождествлялся с Воткинским заводом. Это имя и вошло в историю. Но нельзя забывать, что великий чудотворец и святитель Ростовский Димитрий был и остается небесным покровителем города.

Пугачевский бунт

Прошло 14 лет. Утро 24 июня 1774 года было очень тревожным. Все знали, что к заводу приближается Пугачев. Кто-то собирался присоединиться к войску "царя Петра Федоровича", кто-то, опасаясь погромов, спешно бежал в деревни, а верующие собрались у церкви. Священник Симеон Курбатов надеялся, что удастся договориться с разбойниками мирно. Он вышел им навстречу и предложил принять благословение. Хотя сам Пугачев и большинство яицких казаков были раскольниками, а башкиры, которых в войске было очень много, - исповедывали ислам, против благословения никто не возразил. Церемония прошла торжественно. Но башкирские джигиты выдержали недолго. Кто-то пустил горящую стрелу в тесовую крышу деревянной церкви, и начался погром. Церковь пылала. Рискуя жизнью, священник и его добровольные помощники успели вынести только несколько икон, и среди них особо чтимую воткинцами Владимирскую икону Богородицы, да часть утвари.
После ухода Пугачева завод лежал в развалинах. Две трети населения в страхе разбежались. Хозяйства были разграблены. Но уже к лету следующего года прихожане собрали деньги и приступили к строительству новой церкви. Она была построена на том же месте за два месяца. Современники вспоминали, что храм был небогато украшен, но обширен и благоприличен. Высокая колокольня отражалась в зеркале пруда. Немного позднее к церкви присоединили придел, освященный во имя Благовещения Пресвятой Богородицы.

Собору быть

Прошло еще тридцать восемь лет. В декабре 1813 года был издан императорский указ о назначении на Воткинский завод первого горного начальника. До этого горный начальник жил в Кушве и в его ведомстве находилось несколько заводов. В каждом, в том числе и в Воткинском, был только управляющий. Теперь по закону Воткинск стал главным горным городом. Таких на Урале было всего пять: Пермь, Екатеринбург, Златоуст, Кушва и Воткинск, Ижевск относился не к горному, а к военному ведомству и считался заводским поселком.

Давайте пройдемся по тому первому городу Воткинску. Все мастеровые жили безбедно. Женщины занимались хозяйством. А хозяйство было немаленькое: огород, обязательно корова, а то и не одна, у многих - лошадь (каждой семье выделяли две десятины покоса), овцы, свиньи, куры. Летом всем мужчинам давали по 10 дней отпуска: на сенокос. Главе семьи ежемесячно выдавали бесплатно два пуда муки, еще два на жену и по пуду на каждого сына до 12 лет и на каждую дочь до 16 лет. Считалось, что мальчик с 12 лет должен зарабатывать сам, а девочка в 16 выходить замуж. Зарплата на заводе была от 12 рублей в год и выше. Много это или мало? Обычно сравнение ведут по цене хлеба. В то время за пуд (16,4 кг) давали несколько копеек. Кроме того, мастеровые и непременные люди (так называли тех крестьян, которые снабжали завод дровами, жгли уголь) имели право бесплатно рубить казенный лес (сколько требовалось для хозяйства) и ловить рыбу в пруду и Каме.
По воскресеньям и большим церковным праздникам (примерно 100 дней в году) не работали. И обязательно шли в церковь. Да вот беда, церковь все еще одна, а в приходе уже 20 000 человек. И вот в июле 1815 года собралось приходское собрание. В Центральном государственном архиве УР (ф. 409, оп.1 д.14, л.1-4) до сих пор сохранился документ, в котором говорится:
"...мы, мастера, младшие мастера, подмастерья и иные нижеподписавшиеся мастеровые и Воткинской Димитровской церкви приходские люди в общем собрании единодушно учинили сей приговор: пожелали мы, яко православные сыны Церкви, устроить в Воткинском заводе вместо деревянного, приходящего в ветхость строения, церковь каменную во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. При сей церкви сверх настоящего храма устроить два придела. Первый во имя Святителя Димитрия, а второй как пожелает духовное и Горное Правительство.
На первое основание сея церкви жертвуем каждый по пяти копеек с рубля окладного содержания. Сие посильное и доброхотное пожертвование производить из жалованья сего 1815 года сентября месяца и продолжая впредь через три года. После же того срока ежели потребуется обязаны мы дать паки к продолжению строения".
Еще большую лепту внесли прихожане из окрестных деревень. Они собирали сельские сходы и решали: кто и сколько может пожертвовать на строительство. Одни положили вносить по десяти копеек с рубля ежемесячно, а иные и по два рубля в год. Кроме того, крестьяне безвозмездно добывали в Галево и привозили в город бутовый камень для фундамента здания. Священник Михаил Столбов,по благословению протоиерея Николая Блинова, с книгой пожертвований объехал многие города и собрал на строительство церкви до 4000 тысяч рублей ассигнациями. Из казны не было выделено ни копейки. Все документы о сборе пожертвований сохранились до нашего времени.
Как мы видим, сначала прихожане хотели строить церковь. Но Воткинск стал городом, и это давало немало преимуществ. В том числе - право возвести собор. В то время собор разрешалось иметь только городам, в селах и поселках строили небольшие церкви. Поэтому в этом же году, 12 октября, Димитровская церковь была переименована в Благовещенский собор, а в 1817 году рядом с ней начали строительство каменного здания.

Главная святыня города

Проект Благовещенского собора был сделан талантливым петербургским архитектором Постниковым. Всего через два года здание (без колокольни) было построено. Оно так органично вписалось в окружающий пейзаж, что казалось, пруд, плотина, лесистые холмы и белокаменный собор созданы так от века. Осенью 1817 года началась служба в приделах, освященных во имя Димитрия Ростовского и Святителя Николая Мирликийского чудотворца. После этого деревянную Димитровскую церковь разобрали и перевезли на новое Нагорное кладбище. В 1819 году ее освятили во имя Преображения Господня.
Но на сооружение основного иконостаса собора денег не хватало. Их удалось собрать только к 1827 году. И вот, наконец, летом 1828 года все было готово. Торжественное освящение престола во имя Благовещения Пресвятой Богородицы было назначено на 28 июля. Задолго до начала литургии толпы народа стекались к величественному зданию собора. Ждали приезда преосвященного Кирилла, епископа Вятского. И вот множество экипажей показалось на плотине. Вместе с преосвященным прибыли иереи епархии. Как обычно в Воткинске проходили такие торжества? Архиерея встречали пением церковных гимнов. Ученицы церковно-приходских училищ осыпали путь от коляски до западных врат собора цветами. Войдем вместе со всеми под своды храма. В свете сотен свечей мерцает позолота иконостаса. Сквозь голубую дымку ладана фигуры росписи стен и купола кажутся живыми. Вот "Троица" Андрея Рублева: три Путника, задумавшись, сидят, о трапезе предложенной забывши, просты одежды, скорбны лики, грустен взгляд, застыли тихо, к страшной Чаше приступивши... Немного дальше "Тайная Вечеря" Леонардо да Винчи, "Христос в пустыне" Крамского. Всего их около тридцати - отличных копий старинных икон и знаменитых картин известных художников. Говорят, когда после закрытия собора сломали стену алтаря, с улицы стало видно изображение Голгофы. Прохожие останавливались и долго стояли в задумчивости возле Креста Господня... Но тогда, летним днем 1828 года, никто не мог и представить, что самое святое место Воткинска будет осквернено. В новом соборе шло торжественное богослужение. Под высокими сводами плыл чистый, ясный голос, поющий славу Творцу вселенной. Он, как в зеркале, отражался в сердце каждого, и сердца вспыхивали ярким светом любви и благодарности к Богу.

Небесный покров над Воткинском

Вскоре слава о Благовещенском соборе разнеслась по всей округе. Издалека приходили сюда на поклонение чудотворным иконам. И ни один не уходил не утешенным в скорбях. Особо чтились иконы Владимирской Божией Матери и Николая Угодника, Владимирский образ Богородицы писан еще в XVII веке одним из известных петербургских иконописцев. Его преподнес в дар Димитровской церкви граф Шувалов. Именно перед этой иконой молились воткинцы в ожидании нападения Пугачева. Поселок был совершенно беззащитен. Заводское ополчение было разбито Пугачевым под Осой. Оставалась одна надежда - на Усердную Заступницу рода человеческого. И помощь не замедлила прийти. Хотя завод и пострадал при нашествии разбойников, но значительно меньше, чем другие города, опустошенные ими до тла. Все жители остались живы. И самое удивительное: никакое зло не коснулось священника Симеона Курбатова, хотя безбожное войско Пугачева не оставляло в живых ни одного священника, попавшего в их руки. Но отца Симеона они не тронули и даже позволили ему спасти при пожаре самые чтимые святыни. После ухода армии “царя Петра Федоровича” правительство провело тщательное расследование. Все священники, которые, спасая свою жизнь и имущество, вышли встречать самозванца, были лишены сана. Их поступок был расценен как предательство. Отец Симеон единственный не только не был наказан, но вскоре его назначили настоятелем вновь отстроенного храма. Царица Небесная знала: он защищал не себя, а своих прихожан и свою церковь. И спасла своего верного сына.
А сколько исцелений получили верующие у чудотворных икон - этого никто не записывал. Но об одном известно с достоверностью. Однажды осенью внезапно заболел младенец Николай, сын Ильи Петровича Чайковского. Состояние его быстро ухудшалось. Срочно вызванный знаменитый врач Тучемский не видел никакой возможности спасти ребенка. Мальчик умирал. Доктор не надеялся, что он доживет до утра. Тогда мать среди ночи помчалась к священнику. В дом Чайковских была принесена Владимирская икона Божией Матери. У постели лежащего без памяти ребенка начали служить молебен об исцелении. Еще не окончили молитвы, как мальчик очнулся и попросил есть. После этого случая люди стали с еще большим благоговением почитать чудотворный образ. А Владычица небесная никогда не оставляла тех, кто обращался к Ней с верой и любовью.

О ком плачет Ангел?

Кто скажет, что случилось с воткинцами за последние сто лет? Как в сердцах, где трепетала живая любовь к Создателю и Царице Небесной, водворились ожесточение, неверие и озлобленность? Почему народ, с такой заботой и усердием на собственные деньги возводивший собор, безжалостно разрушил его своими руками? Еще живы люди, которые помнят тот майский день 1929 года, когда рухнули на землю кресты с купола и колокольни главной святыни города. Они рассказывают, каким мрачным и тягостным настроением были охвачены те, кто пришел на площадь попрощаться с сердцем города - Благовещенским собором. Все чувствовали, что происходит что-то неладное. Но люди только молча плакали и молились, не смея идти против дьявольской силы, выпущенной на свободу. Да, тогда люди еще плакали. А чего доброго ждать тем, кто видит, что престолы, освященные во имя Пресвятой Владычицы мира, небесного покровителя города Димитрия Ростовского и Николая Чудотворца осквернены и поруганы, и у кого это не вызывает ни страха, ни сожаления? Скорбно стоит возле разрушенного алтаря Ангел, призванный хранить святыню до скончания века. Мы не видим его слез. Но кто может еще что-то чувствовать, ощущает, что зло мутной волной охватывает все большее пространство. Все плотнее тучи, сгущающиеся над Россией. Но еще есть возможность разогнать мрак. Еще есть время, чтобы возродить то, что мы разрушили, Но кто знает, может быть, завтра будет уже поздно.

Статья подготовлено в корпункте Воткинска
Последнее обновление ( 30.06.2009 )
 
< Пред.   След. >